Храм Cвятых Новомучеников и Исповедников Российских.
Памятник истории «Спецобъект «Коммунарка»

Православный календарь

Православный календарь
Предыдущий месяц Предыдущий день Следующий день В следующем месяце...
Посмотреть на год Посмотреть на месяц Посмотреть на неделю Праздники на сегодня Перейти к месяцу
02.11 Сщмч. Герман (Кокель), епископ Алатырский Печать

Икона сщмч. Германа АлатырскогоФото сщмч. Германа, епископа Алатырского

Краткая биография
Жизнеописание

Житие священномученика Германа, епископа Алатырского

         Священномученик Герман родился 23 ноября 1883 г. в семье крестьян Афанасия и Екатерины Кокель. Он был третьим сыном, названным во святом крещении Григорием. В селе Тарханы Батыревской волости Буинского уезда Симбирской губернии, где проживала эта благочестивая семья, была деревянная церковь. Частое пребывание с родителями в родном сельском храме пробудили в нем желание послужить Господу. Родители рано умерли, оставив после себя четырех малолетних детей, но Господь не оставил сирот одних. Местный объездчик решил учить мальчиков грамоте, стал их приемным отцом и благодетелем.

         Григорий окончил церковно-приходскую школу; затем, получив образование в Симбирской чувашской школе И. Я. Яковлева, был направлен учителем чувашского и немецкого языков в сельскую школу. Здесь он познакомился с Ириной Егоровной Спиновой, преподовательницей русского языка, его будущей женой. Будущий тесть отправляет его в Симбирскую Духовную Семинарию. В 1901 году он становится послушником Симбирского Архиерейского Дома. В Симбирске он активно сотрудничает с просветителем чувашского народа И. Я. Яковлевым и помогает ему переводить богослужебные книги, Евангелие, Псалтирь. Закончив семинарию, он трудился в сельских храмах; в 1905 г. был посвящен в стихарь. В 1907 г. поступил на миссионерские курсы при Казанской Духовной Академии. По их окончании был рукоположен в 1909 г. в сан диакона, а затем - священника. Хиротонии были совершены архиепископом Симбирским Иаковом (Пятницким), который тогда сказал: «Перед вами новый добровольный мученик, который за вас, за свою паству, за святую Церковь должен оставить все, что любил. Даже жену свою он будет любить меньше, чем прежде, он должен будет оставить ее, когда долг призовет его идти на служение святой Церкви». И эти пророческие слова скоро сбылись.

          Священник Григорий Кокель помогает в создании Вараксарской религиозной общины, при которой была построена домовая церковь. Миссионерской проповедью он приводит к окрещению язычников из чуваш и татар. Он переводит богослужебные книги, издает на чувашском языке «Толкование на катехизис», «Поучение для новокрещенных», миссионерские листовки, воззвания и другую религиозную литературу. Там где он служил, каждая семья получала от него святое Евангелие, Псалтирь, Канонник. О. Григорий преподавал Закон Божий, немецкий язык, музыку, учил детей играть на рояле. В этом помогала ему и матушка Ирина. Была открыта и школа псаломщиков. Видя в человеке образ Божий, он безгранично любил его, вел по пути веры, учил, наставлял, молился за него... Придя домой со службы, он иногда спрашивал - «Много ли было сегодня в церкви народу?». Видимо, предстоя перед святым Престолом, о. Григорий весь уходил в молитву, так что не замечал окружающего. Иерей Григорий жил просто, не думал о деньгах, роскоши. Он стремился к знаниям - одна из стен в его комнате была заставлена книгами. Читал Священное Писание на латинском и греческом языках, владел французским, английским и немецким, разговаривал на татарском языке.

           Наступает 1917 год. В это время о. Григорий еще более ревностно проповедовал. Бывший псаломщик донес властям на о. Григория, обвиняя его в контрреволюции, и убил его корову. Карательные органы приговаривают его к расстрелу. На 9 утра в декабре 1917 года был назначен расстрел. К этому времени к месту казни собрался народ. О. Григорий в одной рясе, под конвоем идет и поет погребальные песнопения. В этот момент на лошади подъезжает матушка Ирина, с распоряжением ЧК об отмене расстрела. Всю ночь ей пришлось собирать подписи прихожан о невиновности священника. О. Григория освобождают.

            25 июля 1920 года от порока сердца умирает матушка Ирина. Ранее у них умерло трое младенцев: Александр, Григорий и Клавдия. Отец Григорий остается один с тремя малолетними детьми. Младшей дочери Софии было 5 лет, сыну Аркадию - 9, дочери Александре - 11. Новая власть предлагает отцу Григорию оставить службу в церкви и отказаться от сана. Ему предлагают хорошую работу в Чебоксарах, квартиру. Отец Григорий отказывается от всего земного. Он помнит слова Спасителя: «Никто возложивший руку на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия» (Лк., 9; 62). Он всецело отдает себя и своих детей в руки Господа и, беря крест свой, следует за Ним. «Для нас, Православных, на земле самое важное, самое священное - это святая вера, которая пребывает вечно, а все другие блага на земле скоропреходящие, тленные» («Воззвание епископа Германа ко всем православным христианам Симбирской епархии и Чувашской области», 1 мая 1925 г.). В 1921 году о. Григорий поступает на очное отделение Петербургского Богословского института, успешно заканчивает учебу в 1924 г. Проживает на частной квартире, из-за трудностей содержания и ухода детей устраивает в приют. Сразу же после окончания им института Святейший Патриарх Тихон, будучи сам в заключении, но имея разрешение на церковную службу, хиротонисует Григория во епископа Ибресинского, викария Ульяновской епархии. По совершении Божественной литургии Святейший Патриарх Тихон в напутственном слове тихо сказал ему: «Благословляю тебя на борьбу с обновленцами, неустанно борись!»

         Прибыв в Чувашию, епископ встретил противодействие со стороны нескольких епископов - самозванцев и раскольников, совращавших народ в обновленчество. Получив благословение Св. Патр. Тихона на временное управление всеми православными приходами Чувашской области, он посешает приходы Чувашии, вразумляя перешедших в обновленчество священников. Власти арестовывают его и высылают на поселение в Козью Слободу близ города Казань. Вскоре за недостаточностью улик освобождают. Еп. Герман рассылает многочисленные послания на русском и чувашском языках, в которых предлагает не признавать раскольников; умоляя оставить обновленчество, приводит в качестве примера такие города, как: Чебоксары, Ядрин, Цивильск, Мариинский Посад - где нет ни одной обновленческой церкви. После смерти Патриарха Тихона 12 апреля 1925 года еп. Герман подписывает акт о передаче высшей Церковной власти Патриаршему Местоблюстителю митрополиту Крутицкому Петру (Полянскому). Дает распоряжение благочинным - оповестить всех о кончине патриарха Тихона, совершить заупокойные службы и после каждой литургии - панихиду.

         Еп. Герман немало потерпел от еретиков. Так в селе Хормалы он был избит обновленцами и еле спасся от насильственной смерти. В один из воскресных дней он направлялся на богослужение в Киево-Николаевский монастырь. Но едва миновал монастырские ворота, как со всех сторон посыпались камни - это в него с руганью и поношением бросали монашки. Оказалось, что монастырем завладели григорианцы во главе с епископом Виссарионом (Зориным), и они-то научили монашек встретить «сергиевского» епископа градом камней. Но истинно православные с нетерпением ждут приезда святителя. Они не только неукоснительно выполняют распоряжения еп. Германа, но и, не боясь властей, приглашают его к себе служить и жить.         

        Обновленческий архиеп. Тимофей (Зайков) написал в отдел облисполкома донос на еп. Германа. Священники-обновленцы жаловались в ОГПУ, писали доносы, что епископ контрреволюционер, просили посадить его в тюрьму. Рассылали письма по приходам, прося народ не слушаться еп. Германа. Распространяли совершенно противоположные, нелепые слухи о том, что еп. Герман лишен сана, запрещен, что он коммунист. «Смотрите, как проповедует еп. Герман, но никто его не сажает в тюрьму. Если бы он не был коммунистом, то давно бы его посадили». Обновленцы решают созвать съезд 23 июля 1925 года в селе Шихраны. Епископ благословляет «всех ревнителей православной веры явиться на этот съезд в возможно большем количестве из духовенства и мирян истинной православной церкви и уничтожить обновленческий обман». Начинаются обыски и допросы. На этот раз он безропотно не кладет свою голову на плаху. Епископ понимает, что он нужен Церкви, народу, он должен бороться за чистоту православной веры: «Однажды пришли с обыском, а у меня много воззваний, написанных к народу. Работники ОГПУ требуют впустить их, но я закрыл дверь, поставил столы, стулья около двери. Тогда чекисты начали стрелять по закрытой двери. Стреляли высоко, - как стояли, так и стреляли; а я под пулями, ползком собрал воззвания и сжег в печке, когда они сломали дверь и вошли, у меня уже ничего не было. Как только они ушли, я снова начал писать». В августе 1925 г. в отношении его возбуждается уголовное дело, он проводит в заключении несколько месяцев. Обновленцам с помощью ОГПУ удается выслать его из Чувашии.

        В 1926-27 гг. владыка Герман - епископ Бугульминский, викарий Самарской епархии. В Бугульме он неоднократно участвует в диспутах верующих и неверующих. Увозят его на диспуты вечерами на машинах НКВД. В спорах с неверующими всегда побеждает. Народ с диспутов провожает его стоя с радостными восклицаниями и аплодисментами. Дома, на вопрос дочери: «И кто же из вас победил?» - епископ отвечал, - «Конечно, Бог»... Епископ никогда не рассказывал родным о своих отношениях с властями. Когда дочь спрашивала: «Куда тебя возит НКВД по ночам?» он отвечал: «Не надо это тебе знать, учись молчать». Он не рассказывал ей даже о своей многочисленной родне, в том числе о родном брате художнике Алексее Кокеле.

          Епископ Герман последовательно занимал следующие кафедры: В 1927-1928 гг. - епископ Бугурусланский (Оренбургская область); 1928-1932 гг. - епископ Кузнецкий, викарий Томской епархии;

           1929-1930 гг. - епископ Томский и Алтайский; 1930-1931 - временно управляющий Омской и Павлодарской епархией; 1931-1932 гг. - епископ Никольско-Уссурийский, временно управляющий Хабаровской, Приморской, Владивостокской епархиями; 1932 г. - епископ Барнаульский, временно управляющий Бийско-Алтайской епархией; 1932-1933 гг. - епископ Хабаровский; 1933г. - епископ Благовещенский (Амурская область).

          8 сентября 1933 года еп. Германа арестовали и заключили в тюрьму в г. Свободный Амурской области, осудили 31 декабря на 10 лет лагерей. В личном деле его охарактеризовали как до сих пор не отказывающегося от своих религиозных убеждений. За каждым шагом владыки Германа следили. Его обвинили в том, что он состоит членом контрреволюционной организации и ставит своей задачей свержение советской власти. Один из агентов ОГПУ доносит: «Наиболее махровую контрреволюционную деятельность проводит Кокель, который пытается внушить окружающим ненависть к существующему строю, называет царское время "счастливыми днями". Кокель заявляет: "Большевики не знают историю и не щадят исторических памятников. Когда был государь, этот помазанник Божий, он заботился о православных и о нас, служителях алтаря Господня, а теперь антихристы со злобой дьявольской гонят Церковь Божию. Но ничего, мы верующие уйдем в подполье и оттуда будем проповедовать распятого Христа. Мы добьемся тех счастливых дней, когда колокола Кремлевских соборов со славою встретят помазанника Божия. А эту свору, эту нечисть, этих поганых коммунистов и комсомол с их нечестивыми вождями сметут как прах с лица земли русской"».  

          17 октября 1937 года тройка приговорила епископа Германа к расстрелу. Епископ Герман был расстрелян 2 ноября в 2 ч. 30 мин. ночи. 17 июля 2001 года на заседании Священного Синода Русской Православной Церкви епископ Герман (Кокель) причислен к Собору новомучеников и исповедников Российских от Чебоксарско-Чувашской епархии. Память его совершается 20 октября (2 ноября).

          Алешева Н.А. Священномученик Герман Алатырский. Н.Новгород, 2002.

Обратно