Если вера охладела…
 - К несчастью, даже в церковных семьях случается такая трагедия как развод или супружеская измена. Выходит, церковная жизнь от этого не может застраховать?

- Задача Церкви – заложить глубокие основы веры. Если человек только формально принадлежал к Церкви– вроде, причащался, исповедовался, но не принял того духа, того откровения Божьего, слова евангельского, данного Богом человеку Закона Божьего – то его жизнь становится, по слову Спасителя, храминой, построенной на песке. И апостол Павел повторяет: на чем ты строишь? На песке? Или на твердом фундаменте?

Камень – это вера. Если человек действительно понял, что вера – это основа из основ, то он и жизнь свою будет на ней строить, и семью, и поймет, что, вступая в брак, нельзя себе сказать: «Я годик-два потерплю, а потом поживу в свое удовольствие и посмотрю, подошел мне человек или не подошел». Вера заставляет видеть в брачном союзе первообраз Христа и Церкви. И это нужно не только продумать, но и сердцем прочувствовать. И уже заранее, определив себя на брак, сказать себе: «Да, как бы моя жизнь не сложилась, никого другого я себе искать не буду. Другими соблазнами я не прельщусь или по крайней мере их преодолею».

Мне кажется, сейчас вся трудность в том, что люди не понимают, что такое брак. Они вступают в брак, причем, есть тенденция к ранним отношениям – люди живут как муж с женой, не имея на это права, а потом проходит год или два – и начинают копаться друг в друге. Это не подходит, другое тоже, он ленивый, он меня содержать не хочет… С самого начала даже не думают о том, чтобы заложить фундамент под свой дом семьи. Просто свобода отношений: как получится, куда понесет меня, то со мной и будет. Это свобода, в которой нет ничего существенного и разумного, для многих семей является предопределяющей к развалу.

Каждому священнику приходится ежедневно сталкиваться с тем, что приходит и просит совета юноша или девушка: «Мы живем так, но все-таки хотим создать семью». Мы начинаем объяснять: «Правильно, молодцы, грех ваш покроется, и семья сложится, и дети… А иначе – как же можно на воздухе строить? Вы ведь никому не обязаны: ни друг другу, ни стране, ни Церкви. Конечно, в таком случае ничего серьезного быть не может, только трагедия».

А некоторые же и просто привыкают к такому образу жизни. Подумаешь, пожили так года два, не подошли друг другу и разошлись – а там и новые увлечения, новые ошибки. Потом уже опомнятся: время прошло, а ни семьи, ни детей, никого… Жизнь прошла в беззакониях и ничем уже не радует ни самого человека, ни других людей.

В Церкви тоже есть такие случаи. Это редко бывает у глубоко воцерковленных людей, а новоначальным или нерегулярным прихожанам часто приходится объяснять, что им надо задуматься о своей жизни, что живут они в грехе прелюбодеяния, им к Чаше приступать нельзя, и вообще такое состояние может вызвать только сожаление.

Что касается разводов. Распространена ситуация, когда живут муж с женой, любят друг друга, дети есть – и тут муж пошел в гору. Высокая должность или свое дело – и вот человек, разбогатев, начинает рассуждать: «Мне жена моя не подходит». Ну конечно, он разбогател, вокруг него появляются молодые особы – и он начинает заводить связи на стороне, семейная жизнь разрушается. Жена приходит в храм, молится, плачет – жили хорошо, душа в душу, хотя и бедно, а теперь – все. А муж говорит: «Я для вас пожил, теперь должен для себя пожить». И начинает для себя жить, пока средства позволяют.

И ведь это бывает даже у людей церковных! Потому что если человек говорит: «Я верю!» – это еще не значит, что он пойдет узким путем, как заповедовал Господь, и никогда не оступится. Человек думает: «Даст Господь благополучие – радоваться буду, нет – тоже слава Богу». А жизнь-то в Прокрустово ложе не уложишь. Она всегда шире, она всегда открывается нам новой стороной. И вот тут-то наступает испытание веры. Есть вера, есть страх Божий? Остается человек с женой и детьми. А многие, очень многие, разбогатев или получив иные какие возможности, начинают думать, что для них уже новые законы…

- То есть такие вещи происходят от отсутствия веры?

- Конечно. Но давайте вспомним слова Писания: «И бесы веруют и трепещут». Но не престают делать злые дела. Для нас вера – это прозрение в духовный мир. Он есть, он реален. Бог создал, чтобы мы его наследовали. Если в моем сознании, в моем сердце это есть – то есть живое чувство союза – тогда я могу преодолеть множество препятствий.

А если «я верю», но настоящего глубокого чувства нет – тогда, действительно, страсти могут меня обуревать, а я могу оторваться от Церкви и от семьи. Хотя спроси меня – да, я верю, в душе верю, даже хожу в церковь и могу приехать в монастырь и сказать, какой я окаянный. А вот изменить себя уже не могу.

Можно ли такого человека к воцерковленным отнести?..

- Отец Георгий, расскажите, как учиться вере? Может, кому-то это просто не дано?

- Если я принял истины веры в сердце, если я понял, какая это великая сила, если я пережил это – как благ Господь, как Он всемогущ, как действует сила Его благодати, как она меня ведет – одним словом, если человек действительно обращается к Богу, то и Господь ведет его за руку. У святых отцов это освещено: есть период детоводительства, когда душа видит себя, обращенной к Богу. Таких людей легко узнать, они прямо изнутри светятся – настолько их вера является внутренне преобразующей силой.

Сначала Господь ведет человека, как мать ведет ребенка, а потом отпускает: «Сам иди, ножками». И вот здесь-то у многих людей не хватает мужества, постоянства – самому, без руки Божьей идти страшно, и вот тут человек может себя потерять.

Возьмем евангельский пример. Апостол Петр сидит в лодке с апостолами, море бушует. Они видят Христа, и все приходят в ужас. А Петр говорит: «Господи, если это Ты, дай мне придти к Тебе по водам». И Господь отвечает: «Иди». А волна между Петром и Христом встала – и Петр испугался и стал утопать. Так же и в мире.

Если человек получил от Бога большой дар веры, то он должен понимать, что сила этой веры со временем может быть не так очевидна. Но человек, знающий духовную жизнь, знает и то, что теперь должен идти сам. Да, Бог мне много дал, а теперь я должен сам потрудиться, потерпеть. Это будет правильное отношение к вере.

 Если же человек никогда такого опыта не переживал, то и вера у него «как все верят».

Помните, в Евангелии: «Вышел сеятель сеять»? Упало зерно на каменистую почву, и птицы поклевали его. Вера дана, человек принимает ее, но мир таков – а человек живет в мире. Но и Церковь в мире существует, и Господь основал Ее в мире, а не где-то далеко. Напротив, Он сказал, что пшеница и плевел будут расти вместе до скончания века.

В сердце должна быть решимость. Раз ты понял, раз тебе дана эта сила, эта благость Божья, ты испытал ее на себе – как же ты можешь отступить, если тебе трудно? Нет, трудность должна укреплять и закалять. И даже наоборот, Сам Бог покажет, что делать, и поможет.

А если нет такого понимания – то, конечно, любая волна подхватила нас и понесла. И мы будем вопить: «Господи, спаси – я погибаю».

Вера, конечно, дана. Но человек должен, оценив ее, взвесив, поняв, что ничего равного в мире быть не может, сам избрать ее как основной принцип жизни. Тогда он может устоять и пройти все испытания. О том, что в жизни бывает не так, говорит само Евангелие. Смотрите, как много перечисляется в притче о сеятеле: упало на камень, на дорогу, в терние… и только в конце – на добрую землю и принесло плоды.

 Мы видим, что отпадений таких много. Поэтому одна из заповедей Христовых и звучит как: «Трезвитесь и молитесь». Пришло испытание или искушение, а ты соберись умом. Значит, оно должно было придти. В испытании ничего страшного нет. В самой вере есть зерно, но человек должен принять его. А это возможно лишь пройдя испытания.

Люди часто задают вопрос: «А я вот расту духовно или не расту?» А Святые Отцы дают критерий роста: если человек переносит правильно все искушения, значит, он растет. Казалось бы, искушение – это разлом, это трагедия. А ведь тут-то и проявляется и сила воли, и сила веры, и мужество разума. И смотришь – благодать Божья человека выводит, и человек, оказывается, растет духовно. Он этого даже сам не знает, ему казалось, что на него навалились страшные горести и несчастья. А они, оказывается, способствовали его духовному развитию.

Так ведь и в жизни бывает, не замечали? Заболеет ребенок, мать переживает, а потом смотрит – а он вон как вытянулся. Я сам по внукам своим замечал. Болел-болел – и вдруг как стебелечек вырос.

У святого Иоанна Кронштадтского недавно прочитал: он замечает, что если цветок посадили в небольшой горшок, то он начнет расти кверху, а если посадить росточек посадить в горшок, где много земли – то он пойдет в корень.

- Вот Вы говорите, что когда встала волна между Петром и Христом, он воззвал к Нему. И так же волна встает между нами и Христом – и очень важно воззвать к Нему. Что делать, чтобы всегда была память о Христе?

- Она естественным образом должна быть у человека в душе. Тут не должно быть напряжения. У человека с возрастом ослабевает механизм памяти – я сам такое часто испытываю, могу вечером забыть, что было днем. Это связано с сосудами, с нервной системой. А есть память сердца. Это когда ты берешь образ человека внутрь себя, он с тобой останется и когда он уйдет из жизни.

Вот пример. Приходят дети хоронить отца или мать. Слезы, горе: «Как же мы могли, как мы мать не ценили!» Почему так происходит? Очень просто: была память о матери в сердце, но жизненная суета этот образ затмевала. И вот теперь наступает такое горе, что некоторые даже заболевают или приходят в отчаяние: «Я не хочу больше жить». У вдовы или вдовца, похоронивших свою половинку такое тоже бывает. Память о человеке была внутри и стала явью. Все вспоминается, все напоминает о близком. И приходится утешать: ну дорогие мои, вы разве мать не любили? Разве вы ее забыли?

Вот так же и с Богом. Апостол Павел говорит: верую, что со словом Божьим в наши сердца Господь вселился. Приходит момент, когда у нас начинается забвение, теряется ощущение реальности присутствия Божьего. И мы начинаем каяться в нечувствии. Но Бог есть, и Он тебя знает. Приходит время, когда Его присутствие становится явным. А приходит время нечувствия. Надо его потерпеть. Не надо в это время себя ломать. Надо просто искренне сказать: «Господи, Ты видишь, в каком состоянии я нахожусь. Кажется, будто Тебя и нет. Но я же знаю, Ты мне много раз раскрывался». Пророк Давид тоже об этом в псалмах писал: «Помянух дни древния, поучихся во всех делех Твоих, в творениих руку Твоею поучахся». То есть пришло время, когда сила Твоя от меня отступила, но я же понимаю! Я же не могу забыть того, что Ты мне дал, что воочию было моим достоянием. Я начинаю вспоминать все действия благодати Божией, которые были во мне и со мной. Я начинаю восстанавливать эту картину – и вот тогда чувствую, что ничего не изменилось. Бог во мне. Память знания Бога во мне, она никуда от меня не ушла.

Это свойство души человеческой: текучесть. Она меняется. Но то, что в ней заложено, всегда есть и будет.

 

Источник: pokrova. de